Райт
визуал, нежный, как попка младенца
29. Искривление, искажение тела, переломы
Старые раны болели и ныли, впрочем не хуже, чем те, что Умаша получил не так давно. Скоро пойдет дождь. И Черную Цитадель зальет отвратительной смесью воды и машинного масла. Умаша ненавидел дождь. Все его изломанное в бесконечных сражениях тело ломило и болело, стоило только сгуститься тучам. В такие часы он бывал особенно невыносим и все кто мог уходил с дороги по которой ковылял старый ветеран.
Его уважали и не любили с другой стороны. Он был заслуженным чарром, но, на взгляд многих, слишком старым чтобы ещё представлять из себя хоть какую-то пользу. Пережиток прошлого. Ворчливый драный старик. Умаша же видел себя все ещё юным, молодым, полным сил и был готов доказать каждому сомневающемуся насколько он не прав. Однако дураков связываться с ним не находилось. Много ли чести в победе над стариком? А кто не гнался за честью, просто жалели его, еле ползающего по нижним кварталам цитадели.
Время шло и Умаша стал понимать, что сражений на поле битвы ему больше не видать и стал намеренно задирать всех ещё хуже, он не хотел умирать здесь среди отбросов и сточных вод. В окружении чужаков, чарров, отвергнутых другими чаррами, и таких же стариков, как он сам. Лучше если его жизнь завершиться в честном поединке на арене, как и положено воину. Но его колкие слова не находили ответа. От не го уходили и отворачивались. А старые шрамы ныли все сильнее. Пока он в конце-концов не совсем потерял способность ходить, а после и расстался с жизнью. Забытый и изломанный.

@темы: Чукча не писатель!