Райт
визуал, нежный, как попка младенца
08. Ритуальное убийство, жертвоприношение
Мгана дернулась. Но звук её кандалов фактически был неразличим за ревом будущего вокруг пламени. Не то чтобы она надеялась вырваться, да и вообще не сказать, что она надеялась на что-то. Движение скорее было инстинктивным, так как руки уже затекли от впившегося в них металла.
Она потеряла счет времени. Сколько она находилась здесь? Несколько часов? Сутки? Пару дней? Разум чарры метался, все ещё цепляясь за бесполезную теперь жизнь. Зачем она вообще думает о таких вещах, когда весь её отряд погиб? Сначала огонь сжег их шерсть, потом перебрался на кожу, зажарил мясо и истлел кости в прах. Лишь её оставили в живых на какое-то время. Но и оно скоро должно было подойти к концу. Магна видела, как прибыл главный шаман. Огромного чарра объятого языками огня было не спутать с рядовым членом их легиона. Огненные, проклятые предатели. Они годами сражались с ними и все же проиграли.
Мгана не могла даже как следует разозлиться, чувствуя только бесконечную усталость. Ей так надоело ждать конца.
Хорошо, что вскоре шаман все же пришел к пленнице. Он смеялся, что-то говорил про легион и возрождение. Мгана не слушала. Ей это не было интересно. Только когда её вынули из кандалов и привязали над прудом полным раскаленной бурлящей магмы она немного очнулась от оцепенения. Фактически ритуал начался и она была главной его частью. Теперь оставалось только терпеть, пока её будут сжигать. Она крепко стиснула клыки, надеясь умереть достойно. Но надолго её не хватило, стоило первым языкам пламени хорошо вгрызться в плоть, как она начала кричать. Страшно и громко. Заглушая одобрительные возгласы и смех вражеских легионеров. Хвост сгорел первым, охрипла Мгана примерно тогда же, но до того, как разум покинул истерзанное тело она почувствовала, что значит, когда твоя плоть касается раскаленной магмы.

@темы: Чукча не писатель!