Skana The Orca
Life can be painful, but do not fear the trials you will face. Hard ground makes stronger roots
Немного гонева про Сану, того кудрявого парнишку, который тут недавно мелькал, пока есть время в промежутках между пленерным безумством, и пока у меня все это держится в голове. Хотя, скорее всего, многое будет еще изменяться, потому что что-то пока не продумано, по каким-то моментам нужно копать много инфы, поскольку я никогда ранее этим особо не интересовалась, соответственно, многое может быть неточным и неверным, и многие детали мне неизвестны.

Сану вполне себе из нашего обычного, реального мира, родился он в 2000 году в Мали. По отцу туарег, по матери француз. Мать - медик, очень много лет работает в Африке, ранее член неправительственной гуманитарной организации, фанат своего дела, она столько лет живет в Мали, что отличить ее на первый взгляд от местных можно разве что по более светлой коже. Отец бывший повстанец, воевал, с матерью познакомились они во время восстания туарегов в 90-е годы, когда он был серьезно ранен. Сейчас учительствует в местной школе, хотя в 2012 году ему снова пришлось взять в руки оружие.

В 2000 году у них родился сын. Через несколько лет дочь. Сану вырос и почти до 13 лет жил в Африке, в основном в Тимбукту и Кидале, периодически мотаясь с родителями по пустыне. Несмотря на свою французскую половину позиционирует себя как стопроцентного туарега и, собственно, им по сути и является, это его мир и его народ. Когда в 2012 году в Мали вспыхнуло восстание, заставшее семью Сану в Кидале, двенадцатилетний Сану по мере сил помогал повстанцам, пока тех не выбили из города. Когда восстание унесло жизнь двоюродного брата Сану, восемнадцатилетнего Ахмеда, мать все же решила отправить детей во Францию к бабушке, которую Сану видел один раз в жизни, а Аминат не видела ни разу. В 2013 году отец вывез их из Кидаля, и, после долгих мытарств, невзирая на мнение на этот счет Сану, запихнул их в самолет, и, спустя почти сутки перелетов и долгих часов ожидания пересадок, во время которых Сану боялся только одного - нечаянно выпустить руку сестры - они предстали в аэропорту Шарль де Голль перед собственной бабушкой, которая для них была абсолютно чужим человеком.

У Сану трудный характер, он очень долго не мог адаптироваться к новому для себя миру, не в последнюю очередь потому, что не хотел. Аминат младше и обладает более мягким нравом, так что ей было попроще. Сейчас Сану семнадцать, он мотается между Мали и Францией, все так же горячо пропагандирует независимость и национальную идентичность своего народа и пытается понять, как жить дальше.

Оба сиблинга билингвы, разговаривают одинаково свободно как на тамашеке, так и на французском. Сану немного знает английский, но очень плохо.

В общем, пока как-то так. Вообще хочется чтобы там было много разного народа и что-то такое социальное о жизни, но хз что получится и получится ли.


запись создана: 19.07.2017 в 00:16

@темы: Художника обидеть может каждый..., desert blues, kel tamasheq