Записи с темой: чукча не писатель! (список заголовков)
14:38 

Феран
Придумай меня живым
Внезапно - фанфик. Написал я его вчера в безудержном угаре, хотя на самом деле он полуторагодовалой выдержки.
Персонажи: Аргантель/Адерин

Если подняться на перевал Артамии, а потом забраться поглубже, в самое сердце невысоких и лесистых бертронских гор, можно за неделю не встретить ни одной живой души. Вокруг лишь одинокие неприкаянные призраки воинов, погибших здесь давным давно, да дикие звери. Но звери гораздо безобиднее людей, а мертвых не стоит бояться, они слишком поглощены своей скорбью и тоской. И можно наконец скинуть плотный плащ с объемным капюшоном, скрывающий лицо и фигуру, и улечься прямо на траву, и подставить бледную кожу косым лучам заходящего солнца. Такого яркого здесь, на другой стороне Атреи. И просто молчать, и смотреть на сидящего рядом элийского мальчишку, смотреть, жадно впитывая, стараясь до мельчайших подробностей запомнить и сохранить в памяти черты его лица. Такой юный и такой непохожий на нее саму - загорелая кожа, смешной ежик светлых волос и серые глаза. Он такой неуместный в этом истерзанном гибнущем мире, такой живой, любопытный и по-детски непосредственный. А ведь взрослый уже, как ему удалось не растерять все это? Она сама в его возрасте была уже воином, она шла убивать и знала, за что убивает. Сейчас она давно устала от войны, а Аргантель воином никогда и не был - ученый, бесконечно жаждущий познавать мир и не желающий верить, что у их народов не осталось иного выхода, что выбор сделан за них - тысячу лет назад. Он ухитрился выучить асмодианский язык и теперь пытается говорить с ней на нем, забавно коверкая акцентом знакомые слова, и Адерин по-доброму подшучивает над ним, из под опущенных ресниц украдкой любуясь им. У того, кого она любила много лет назад, тоже были серые глаза. Серьезные, цепкие, темные, как пасмурное дождевое небо. У Аргантеля глаза совсем другие - серебристые, яркие, смеющиеся, с озорными искорками, словно озеро в солнечный день - недаром его стихия - вода, такая живая и изменчивая, как он сам. Адерин чуть слышно вздыхает. Они оба родились не в то время. Они снова слишком разные, и дело совсем не в том, что ей триста лет, а ему недавно едва исполнилось девятнадцать. Тот, другой, так и не стал даэвом, он умер от старости, и она сама закрыла ему глаза, поклявшись самой себе никого больше не любить. И не любила - пока не встретила этого солнечного мальчишку с чужой земли, ученика ее старого приятеля. И влюбилась снова, влюбилась как девчонка, позабыв данное самой себе обещание. Проклятая война. Аргантель такой же даэв как и она, но что это меняет, когда все уже решено задолго до их рождения? Адерин не хочет огорчать Аргантеля и украдкой смахивает предательскую слезу, сделав вид, что в глаз попала соринка. Пусть, пусть им не суждено быть вместе надолго. Может быть, они видятся в последний раз. Скоро ей придется уйти, потому что все тайное рано или поздно становится явным, а ей совсем не хочется подвергать мальчика опасности. Пусть так, но пока у них есть этот вечер, эти горы, этот лес вокруг, и можно бездумно смотреть в темнеющее летнее небо, где медленно зажигаются первые звезды и хотя бы на пару часов забыть что где-то там идут нескончаемые бои, что им положено быть врагами лишь потому, что они родились по разные стороны Атреи, и что так скоро ей снова придется навсегда расстаться с любимым - на этот раз чтобы сохранить ему жизнь.

@темы: Чукча не писатель!, Айон головного мозга

20:52 

Райт
визуал, нежный, как попка младенца
Поперечитывал свои фанфики. Чуток поплевался, понял что:
1. Пора прекращать использовать "профы" для описания персонажей. Реально выглядит тупо иногда. Чем вот только заменить пока не знаю, словарный запас кофемолки не располагает к. Чего бы такое почитать-то?
2. Больше, больше описаний внешности! Я то знаю как выглядят мои персонажи, а читатели? Ну хотя бы основные черты внешности не забывать, а то сферические персонажи в вакууме.
3. Прекратить пытаться впихнуть невпихуемое(и мучать этим бету). Чай я не Умберто Эко, какого же лешего я пытаюсь в одно предложение уместить чуть ли не целый день(и хорошо, если один).
4. Ну и пора бы дракону таки взять в руки учебник "родная речь". Ошибки друг за другом табунами носятся - нехорошо.


Ну вот, вроде свои "тапки" выкинул. Жду чужих.

@темы: Можно, я положу здесь свое боа?, Чукча не писатель!

00:13 

Феран
Придумай меня живым
Небольшая зарисовочка на тему того, насколько на самом деле сильна связь Свана с его элементалем да, мы упоролись

Автор: Райт
Персонажи: Китмир, присутствуют также Сван и Храндис

Сладостная волна накатила на него, накрыв с головой, отозвавшись дрожью во всем теле - от рогов до кончика хвоста. Из соседней комнаты доносились неясные шорохи и стоны. Он мог бы услышать тихие слова, если бы только захотел, но предпочитал довольствоваться одними ощущениями, оставив устную речь для даэвов. Ему всего и сразу было слишком много. Так, не ровен час, выпадет шерсть, и вместо лап будут руки и ноги, а это совершенно некстати.
Китмир чувствовал каждое движение своего хозяина. Каждую каплю пота, скатывающуюся по спине, напряжение мышц и огонь внизу живота. Постоянно меняющийся темп движений – то быстро, то очень, до боли, медленно. Страстные поцелуи в губы, шею, живот. И всепоглощающее упоение, когда кажется, что мир скоро взорвется на тысячи осколков удовольствия, и ты сам спешишь приблизить этот момент. Элементаль ощущал все так остро, будто бы он сам был с Храндис. Любил её жарко и страстно, не стыдясь срывающихся с губ стонов. Он переставал понимать, где кончается его плоть, и начинается тело Свана, их разум и тело полностью сливались в единое целое, пульсируя преддверием финала. Хозяин, а может и сам элементаль, выгнулся дугой в судороге наслаждения и упал, обессиленый, на кровать, притягивая девушку к себе на грудь.
Китмир пришел в себя через мгновение, возвращаясь в своё собственное тело, кое-как привыкая к себе прежнему.

@темы: Айон головного мозга, Чукча не писатель!

01:20 

Феран
Придумай меня живым
К вопросу о тискательности элементалей, вернее, о том, что на этот счет думает Китмир:

Автор: Райт
Персонажи: Китмир, близняшки Фотрад и Хради

Считается, что у двух человеческих детей в норме может быть всего четыре руки. Однако Китмир был готов сейчас с этим поспорить. Пара маленьких рыжеволосых мальчиков по шуму и количеству действий вполне могла заменить хороший элийский или балаурский отряд. Даже если дать ему фору. Маленькие когтистые пальчики цеплялись за гриву. Фотрад пытался попробовать на вкус лапу элементаля, а Хради вообще сесть на него верхом, искренне надеясь, что "волчок его покатает". Китмир от такого обращения не приходил в восторг, но боялся поранить детей сестры и терпел их выходки. Печальным взором он смотрел на дверь, за которой слышались голоса хозяина и Сольвейг, однако даэвы не спешили спасать его шкуру. Разговор поглотил все их внимание. Слишком давно они не видели друг друга.
Элементаль пытался пошипеть на назойливую мелочь. Фотрада и Хради это впечатлило на пару секунд, после чего дерганье за гриву, хвост и уши удвоилось. Маленькие детеныши не желали слушаться старших.
В конце концов, Китмир не выдержал всего этого и растворился в воздухе, оставив мальчишек одних. Те, когда поняли, что "волчок” пропал, жутко расстроились, и Свану с Сольвейг пришлось прерываться на утешение горьких детских слез.

@темы: Айон головного мозга, Чукча не писатель!

05:36 

Написалось на эмоциях...

Феран
Придумай меня живым
... а меня до сих пор маленько потряхивает.

Шеймус/Лис

Друзья. Просто друзья. Казалось бы - немногие могут похвастаться тем, что у них есть хороший, по-настоящему надежный друг. Только мне этого мало, безумно мало, как это нелепо ни звучит. Потому что я хочу, чтобы ты был со мной - весь. Без остатка. А ты принадлежишь этому белобрысому ублюдку с гитарой. Растворяешься в нем полностью, хотя даже я вижу - ты ему не нужен. Он просто играет с тобой, потому что ему так удобно. Я просто хотел помочь - и сам не заметил, как попался. Я сам не понял, когда это случилось - но сейчас, когда ты рядом, когда случайно задеваешь меня плечом, когда сидишь рядом у костра, так близко, что я могу кожей ощутить тепло твоего тела, я теряю способность связно мыслить. Я впервые в жизни узнал, что такое ревность. Тяжелая, злая ревность, до темноты в глазах, когда хочется просто взять и хорошенько приложить этого твоего менестреля об стенку. Но ты не мой, и я сдерживаюсь. Ты стал моей навязчивой идеей. Я хочу прикасаться к тебе, хочу обнять тебя, хочу зарыться лицом в эти пушистые рыжие волосы и вдыхать твой запах... Я хочу тебя, черт возьми! А еще - я хочу навсегда стереть эту боль и тоску из твоих глаз. Я хочу чтобы ты улыбался - по-настоящему, а не вымученно. И поверь - мне абсолютно наплевать на твою звериную сущность. Потому что это тоже ты. Я хочу чтобы ты был моим - но если ты сам этого не захочешь, я не буду навязываться. Я просто отойду в сторону, но навсегда останусь самым преданным твоим другом.

@темы: Чукча не писатель!, РАГНАРЕ-Е-ЕК!!!

20:21 

Снег над Морхеймом

Феран
Придумай меня живым
Это - наконец-то - полная история Асгейра и Сольвейг. С чего же, все таки, все началось. Мы написали ее уже достаточно давно, но у меня все никак не доходили руки выложить ее в открытом доступе. Я прошу прощения, я сначала потерял его первую часть, вот теперь оно все вместе.

Асгейр вышел за ворота крепости и втянул носом морозный воздух. Снег, валивший всю ночь, прекратился, к утру подморозило, и теперь узкая извилистая долина Морхейма была покрыта сверкающей в скудных, с трудом пробивающихся сквозь тяжелые желтовато-серые тучи, солнечных лучах ледяной коркой. В долине стояла плотная, ватная тишина, какая бывает в лесу после сильного снегопада. Не в силах устоять перед искушением, забыв об осторожности, юный убийца разбежался и лихо проехался по льду несколько метров вниз по тропе. Потом еще раз. И еще. Столь легкомысленное поведение в этих местах было непростительной глупостью, но молодой даэв махнул на это рукой. Хищников он, выросший среди охотников в глухих лесах Альтгарда, не боялся, а элийцев до сей поры видел разве что на картинках, а потому они казались ему весьма смутной и почти мифической опасностью. Да и для того, кто стал даэвом в неполные пятнадцать лет, разве существует на свете кто-то или что-то, чего следует бояться? Чего бояться, если ты можешь все?
читать дальше

@темы: Чукча не писатель!, Айон головного мозга

20:17 

Засада

Феран
Придумай меня живым
Это уже мое творчество, один день из жизни Альгиза и Хагалаза. Иногда Хагалаза сложно выносить даже Альгизу, и иногда это имеет плачевные последствия

Мощные крылья привычным движением подбросили тело вверх. Упругие черные перья рассекали морозный воздух. Колючий снег летел в лицо, обжигая кожу, но асмодианам ли бояться такой погоды? Альгиз почти не ощущал холода, хотя от ледяного ветра, трепавшего гриву и волосы, слезились глаза, и перехватывало дыхание. Всегда такой спокойный, ироничный и сдержанный, Альгиз был в ярости. И причиной тому был Хагалаз, чью наглую ехидную морду беловолосый даэв сейчас с большим удовольствием вкопал бы куда-нибудь в лед окружающего крепость озера, если бы не имел привычки сперва думать, а потом уже делать что-либо. Обычно целитель, хорошо знавший взрывной характер своего партнера, несдержанного ни в словах, ни в делах, мудро смотрел на это сквозь пальцы. Но даже его терпение было не безгранично. И, кажется, на этот раз терпению пришел конец. Сейчас он ненавидел волшебника едва ли не больше, чем всех элийцев вместе взятых, чтоб его балауры сожрали.
читать дальше

@темы: Чукча не писатель!, Айон головного мозга

20:16 

Феран
Придумай меня живым
Старый Райтов фанфик, посвященный легендарному "лайтвайпу" Терайона

читать дальше

@темы: Айон головного мозга, Чукча не писатель!

18:21 

О модных веяниях в мире Атреи

Феран
Придумай меня живым
Райт написал прекрасное и злободневное) NCsoft, ироды, что вы делаете с несчастными асмодианами?

Модники… Ещё лет сто назад Храндис легко бы отнесла себя к их числу и гордилась бы этим. Но текло время, асмодианка все чаще участвовала в сражениях, и все меньше интересовалась новыми веяниями и идеями. Все больше её интересовала практичность.
Однако, репутация есть репутация. И, так же, как в сражении Храндис не показывала спину, она не могла уронить своего достоинства перед жителями Анхейла. Для них она всегда будет оставаться элегантной и просвещенной особой. А для того, чтобы быть в курсе событий, нет ничего лучше столичных приятельниц. Они знали все, что нужно для светской беседы.
Часто Храндис приглашала их в кафе после своего долгого отсутствия, и они взаимно делились новостями. От неё они узнавали о боях, правда без подробностей, которые могли повредить их нежные умы и нарушить пищеварение. А сами рассказывали ей о моде. О том, что пять лет назад, сразу после её очередного ухода, стало престижно окрашивать себе гриву под цвет волос, и половина Пандемониума ходила как дети. Единственные, кому не приходилось тратить деньги на краску - альбиносы, зато они могли вполне насладиться новой тенденцией на маникюр. В ходу был алый цвет.
В данный же момент в облике столичных модников преобладала отвратительная бирюза и чисто выбритая спина. Мужчинам предлагалось носить закрытые ботинки, из-за которых часть переднего когтя на ноге приходилось спиливать, а задний стачивать до основания. Ужасная, болезненная операция, но многие шли на неё. Кто-то ради мнимой красоты, кто-то из-за привередливых дам сердца. Храндис передернуло, когда она попыталась представить в таком виде Свана. Лысого и в сапогах на обрубищах. Многого ей стоило продолжать мирно пить чай, не показывая истинного отношения к этой "моде".

@темы: Айон головного мозга, Чукча не писатель!

00:12 

Одна ошибка Хагалаза

Феран
Придумай меня живым
Осознание собственной ошибки пришло к Хагалазу слишком поздно. И жалкое "прости" слишком глупо прозвучало из его уст, чтобы целитель удостоил его ответом. Альгиз только на секунду сузил глаза, а затем вновь стал собой. Таким, каким был на людях. Холодным и неприступным, как кольцо гор вокруг Морхейма. Он не ушел, не проклял его, не обругал. Но лучше бы он матерился, как пьяный гладиатор, чем просто вычеркнул его из своей жизни.

Вчера волшебник, недолго думая, согласился составить компанию на ночь милой заклинательнице, проездом остановившейся в крепости. Сегодня он понял, как много потерял из-за дурацкой авантюры. И он не был уверен, что не навсегда.

Дни шли. Хагалаз пытался вновь завоевать доверие целителя. Но тот будто не слышал его. Будто бы забыл все, что было между ними. Подарки не принимал, с удивлением глядя на них. Извинения пропускал мимо ушей. И волшебник все больше отчаивался.

Альгизу хотелось полностью закрыться от него. От даэва, который так поступил с ним. Он старался не замечать его. Говорить кратко и по делу. И закрыть от него собственную душу. Пусть он уйдет. Но Хагалаз не уходил, и иногда целитель пускал его чувства в себя. Не мог не пускать, иначе ему казалось, что тот уже умер. Ему тяжело было видеть волшебника таким. За полторы недели тот осунулся, перестал улыбаться, из его глаз исчез неизменный лукавый задор и, что хуже всего, он перестал что-либо хотеть от жизни. Лишь один раз в жизни до этого Альгиз видел даэва в таком состоянии. И он не хотел снова на это смотреть. Ему была ужасна мысль, что Хагалаз действительно может развоплотиться из-за него.
Целитель дал ему ещё один шанс, пошел навстречу. Открыл сердце, и ни разу потом об этом не пожалел.

@темы: Айон головного мозга, Чукча не писатель!

00:10 

Немного о первых отношениях Альгиза

Феран
Придумай меня живым
Из морхеймского найденыша не вырос послушный мальчик. Альгиз всегда и на все имел своё мнение, и делал так, как считал нужным, вне зависимости от того, что он сказал. Слова не имели для него значительного веса, кем бы они ни были произнесены. Даже Исгерд он кивал с видом кротким и покорным, а на следующий день целительница узнавала о том, что сделал он все ровно наоборот. Нет, он не стремился все переиначить, или кому-то навредить. Просто понятия о пользе у него и его наставницы были разными.
читать дальше

И о том, как они закончились

читать дальше

@темы: Чукча не писатель!, Айон головного мозга

00:07 

Детство Хагалаза

Феран
Придумай меня живым
Жизнь в Белуслане - не самая спокойная штука. Особенно для детей. И даэвы, и немногочисленные люди привыкли к вечной войне, к угрозе нападения, как днем, так и ночью. И редко у кого возникало желание растить малышей здесь, в этом приюте холода и ветров, в постоянном страхе за их жизнь и благополучие. читать дальше

@темы: Чукча не писатель!, Айон головного мозга

01:09 

Персонажное, ангстовое, сюжетное

Феран
Придумай меня живым
Внезапное, персонажное, написанное потому, что не мог не написать, ибо он, как водится, опять ко мне пришел, настойчиво требуя внимания.

под катом - много букв про одного беловолосого сина из Рун-Мидгарда

@темы: Чукча не писатель!, РАГНАРЕ-Е-ЕК!!!

14:36 

Феран
Придумай меня живым
Райт вчера написал, "на злобу дня", так сказать)

Тамеики подозрительно принюхался. Человеческие жилища в этой стране походили, и одновременно не были похожи на то, к чему он привык. Чуть побольше, но теснее. Обои с изображениями психоделических растений и цветов. Запахи непривычные, по его мнению, слишком затхлые, но жаловаться не приходилось. Все бумаги оформили официально, и на ближайшее время эта конура становилась их домом вместе со всем пыльным содержимым.
Мидзуиро уже активно бренчал чем-то на кухне, и младший брат оправился проверить, чем именно он там занят. Нашел его наполовину зарытым в шкаф, из которого был торжественно извлечен черный, продолговатый небольшой прибор. Тамеики посмотрел на странную техническую штуку, обнюхал её, но привлекательной нашел. Мидзуиро усмехнулся и, открыв крышку, насыпал внутрь темных зерен с резким запахом. Младший брат заскучал, сел на табурет и отвернулся к окну, за которым уже вовсю суетились люди.
И тут неожиданный звук прорезал тишину. Тамеики показалось, что на них напал, как минимум, старший демон. В испуге младший перекинулся в боевую форму и запрыгнул повыше – на шкаф.
- Ты собираешься бороться с кофе? – удивленно спросил Мидзуиро, показывая на кофемолку.

@темы: В чем сила, брат?, Чукча не писатель!

03:23 

Феран
Придумай меня живым
Это все твоя повязочка, Найр...

Чувства подводили. Болели провалы глаз, затянутые в сеть шрамов. Вокруг была только тьма, ни просвета. Альвар слышал шаги своего спутника, его сбивчивое дыхание. Логова спарки располагались совсем близко. Их маленькому отряду требовалось всего лишь поджечь гнезда насекомых, истребив заразу.
Плевое задание, но волшебник сейчас был готов на что угодно, только бы заниматься делом, а не думать о потерянном зрении. Он отправился бы хоть в Исхальген, однако первым подверулось задание в окрестностях Альтгардской башни. Явно не подходящее ему по рангу, но Рейнмунд меньше всего хотел бы видеть своего покалеченного друга в действительно опасной зоне. Да Альвар и не возражал против легкости миссии. Главное – хоть что-нибудь делать.
Запах жуков подсказал волшебнику, что они на месте, и теперь наступила его очередь действовать. Альвар нервничал, хоть и старался не показывать, но от одного даэва скрыть свои настоящие чувства он не мог.
Чародей подошел, сзади обнял его за плечи, успокаивая и давая силы сосредоточиться на заклинании. Знакомые пальцы пробежали по запястьям, по рукам, указывая точную цель. Рейнмунд стал его глазами.

@темы: Айон головного мозга, Чукча не писатель!

02:11 

И кто тут хотел узнать, как Хагалаз с Альгизом познакомились?

Феран
Придумай меня живым
Тут, правда, уже не совсем о знакомстве, скорее о довольно экстравагантном начале их отношений, но тем не менее.

Вопреки убогим представлениям элийцев, Асмодея - не выжженная беспощадными ветрами пустыня, и не гниющий нарыв болота. Белоперые, купающиеся в богатстве солнечного света создания слишком глупы, чтобы увидеть что-то дальше собственного носа.
Сияющие воды озера Тунапри оглашал вечерний крик Большого Пеллеру, собиравшего своих браксов в стадо. Быки отправлялись на покой. Их реву вторили черноклювые хайки. Пестрые птицы, оперившиеся только этой зимой, щелкали клювами и распушали гребни на голове, стараясь привлечь самку и оставить потомство. Дрались между собой, воинственно клекотали.
Сидя на причале, Хагалаз и Альгиз отдыхали после тяжелого дня. Многим требовалась помощь двух молодых даэвов, и тем пришлось немало взбить пыли по дорогам Исхальгена в своих поисках.
Ветер принес с собой запахи готовящегося в поселениях ужина. И, как бы сыты оба ни были, они все равно возбуждали звериный аппетит.
Вода плескалась у самых когтей ног, шепча колыбельные песни. Их обоих только недавно приняли в легион, надеясь на то, что из них вырастут сильные воины. И именно благодаря легиону Хагалаз познакомился с Альгизом. Молодой целитель был очень красив. На вкус волшебника – то, что нужно для нескучной тренировки вместе. Он не знал, разделяет ли Альгиз его мнение по этому вопросу, да и не задумывался об этом. Ему было вполне достаточно того, что беловолосый даэв вечно болтается поблизости. Хагалаза он возбуждал. Манеры, походка, вызывающий взгляд светлых глаз. Хотелось повалить его на траву и трахнуть прямо здесь и прямо сейчас. Но, когда нужно, волшебник мог сдерживать свои чувства. Испуганные птицы улетают, асмодиане ничем не хуже. Будь то женщина, или мужчина - напугать можно любого, а драка с целителем в его планы не входила. Поэтому Хагалаз не стал его насиловать, а просто притянул изящную мордашку поближе и крепко поцеловал прямо в губы, проникая в его рот языком, властно и настойчиво. Альгиз, хоть и явно удивился поведению компаньона, не нашел эту ситуацию неожиданной. В конце концов, кто, как не он, умел наблюдать и делать выводы.

@темы: Чукча не писатель!, Айон головного мозга

02:06 

О детстве Хагалаза

Феран
Придумай меня живым
Жизнь в Белуслане - не самая спокойная штука. Особенно для детей. И даэвы, и немногочисленные люди привыкли к вечной войне. К угрозе нападения, как днем, так и ночью. И редко у кого возникало желание растить малышей здесь, в этом приюте холода и ветров, в постоянном страхе за их жизнь и благополучие. Но находились и те, кто решался на то, чтобы завести ребенка. Среди них был офицер одного из крупных белусланских отрядов, чья юная и прекрасная жена принесла ему посреди зимы наследника. Многие за глаза осуждали его, как за выбор девушки не даэва, так и за желание воспитывать рожденного в крепости мальчишку в этих же стенах. Все думали, что он подаст прошение о переводе в Пандемониум, его заслуг вполне хватало на приличное место в его легионах, или же Вальгард вполне мог присоединиться к отрядам Альтгарда. Но его аканы знали - он не собирался ничего менять. Все так же не пропускал ни одного нападения элийцев, в первых рядах защищая Белуслан от нападений. Однако и о своих жене и сыне офицер не забывал, посвящая им все своё свободное от службы время.
Мальчишка, названный Хагалазом, обожал родителей. И вряд ли мог бы сказать, кого больше. Конечно, он стремился походить на отца. Но и его красивую мать ни у кого язык бы не повернулся назвать глупой, а после одного случая и трусливой.
В сумраке ярким голубым лучом светился над центром крепости портал в Бездну. Буря, разыгравшаяся чуть раньше полудня, улеглась, оставив после себя пушистые сугробы. Кто не стоял на страже, тем было поручено разобраться со снегом внутри убежища. Все выглядело довольно мирно. До тех пор, пока из-под разрушенного купола камнем не свалилось тело одного из защитников крепости. Искореженный труп в луже собственной крови и каких-то внутренностей - первое, что ярким пятном врезалось в чистый лист памяти Хагалаза. Дальше маленький мальчик увидел белоснежные крылья, вскоре окрасившиеся алым. Услышал крики умирающих асмодиан, застигнутых врасплох внезапной атакой. Боевой клич бросившихся на защиту жителей Белуслана аканов. Звон клинков и шипение эфирных потоков, что рождают магию.
И в этой неразберихе, в ежесекундной опасности потерять своего единственного сына, его мать преобразилась. Из тихой семейной женщины асмодианка стала настоящей фурией, готовой порвать глотку любому, кто дотронется пальцем до её ребенка. Шерсть на спине у Нанны встала дыбом, глаза ярко светились красным. Она обнажила клыки, ясно показывая свои намерения приблизившемуся к ней гладиатору-элийцу. Налетчик усмехнулся, замахиваясь на бескрылую асмодианку и Хагалаза копьем. Одно мгновение, и острые когти впились в непредусмотрительно открывшуюся шею. Данное самим Айоном оружие сработало безотказно. Элиец упал на камни, захлебываясь собственной кровью.
Вскоре потрепанные белоперые с поражением покинули Белуслан, оставив много работы для целителей и уборщиков. И зародив ненависть к себе в ещё одном юном сердце, до этого дня слышавшем об элийцах только в сказках.

@темы: Чукча не писатель!, Айон головного мозга

17:31 

Феран
Придумай меня живым
И, чтобы, наконец, добить эту кучу однострочников - порция зарисовок про Видкуна и Зена, наших няшек-диверсантов, ныне погибших асмодианских шпионов, которые тут уже периодически маячили в моих рисунках, если кто помнит тощего рыжего сорка-полукровку и элийца-гладиатора. Чуть-чуть рейтинга, чуть-чуть ангста, чуть-чуть сражений, всего понемножку и еще один маленький текстик совсем о другом, но на самом деле он тоже имеет прямое отношение к этой парочке.

читать дальше

@темы: Айон головного мозга, Чукча не писатель!

17:08 

Феран
Придумай меня живым
И еще партия, на этот раз уже совсем про другую парочку. Зарисовки, относящиеся к очень разным периодам их жизни, и еще когда Сольвейг и Асгейр едва-едва познакомились, и когда они уже были женаты, зарисовки про их сыновей, и одна маленькая - про Эгиля. И мое, и Райтово.

читать дальше

@темы: Чукча не писатель!, Айон головного мозга

16:55 

Феран
Придумай меня живым
Еще порция айонской травы, опять Хагалаз и Альгиз, на этот раз моего производства. В основном довольно интимные моменты, никакого рейтинга, просто в основном личные переживания, ну и пара игровых моментов.

Альгиз открывает глаза и видит над собой затянутое низкими облаками небо. Моросит дождь и мелкие капли стекают по щекам, но это даже приятно. Мысли путаются, и сфокусировать взгляд, чтобы оглядеться, ему удается с трудом. Белые и черные перья на земле вперемешку, кровь и несколько укрытых белыми крыльями тел. Он лежит на земле, а голова его покоится на коленях у Хагалаза. Все тело налито свинцовой тяжестью и тупой пульсирующей болью, перед глазами плывут разноцветные круги, элийцы могут вернуться с минуты на минуту, но ему почему-то странно хорошо и так спокойно, что, кажется, он готов пролежать здесь вечность. Хотя, может, это эссия так действует, а вовсе не присутствие рядом этого невыносимого волшебника.
- Похоже, я немного перестарался, - язык ворочается с трудом, а силы, потраченной на эту простую фразу хватило бы чтобы разрушить небольшую крепость.
- Да уж, немного, - Хагалаз смотрит на него полусочувственно-полунасмешливо, поднося к его губам склянку с ярко-алой терпко пахнущей жидкостью. - Пей давай.


читать дальше

@темы: Чукча не писатель!, Айон головного мозга

Райт & Tameiki

главная